Химич Роман (totaltelecom) wrote,
Химич Роман
totaltelecom

Categories:

Слон или кит?

Вопрос о кратко- и долгосрочных последствиях санкций США против Huawei уже превратился в один из наиболее популярных сюжетов украинского телекома. Как это обычно бывает, его начинают комментировать все кому не лень, включая людей, знакомых с предметом понаслышке.

Доля базовых станций Huawei превышает 50% в сети любого украинского оператора. Необходимость заменить всё это добро означает необходимость инвестировать несколько сотен миллионов долларов в течение пары лет. Это сопоставимо с инвестициями в строительство сетей 3 и 4G поколения. Собственно говоря, украинским операторам придётся списать уже сделанные инвестиции и вложиться по-новой.

При таком развитии событий не только на сети пятого поколения, но и на преодоление цифрового разрыва просто не останется средств. Национальный рынок мобильной связи окажется отброшен на несколько лет назад. При этом ни о каких компенсациях со стороны США не может быть и речи.

Важно понимать, что движущей силой противостояния США и Китая, включая нынешнюю торговую войну, является борьба США за сохранение своей гегемонии. США рассматривают Китай как наиболее мощного и потенциально опасного соперника, который в отличие от России располагает сопоставимой экономической, интеллектуальной и научной мощью. Соответственно, в отличие от России Китай имеет предпосылки для борьбы за статус одной из сверхдержав.

Соединённые Штаты Америки намерены любой ценой сохранить ситуацию, когда именно они являются мировым арбитром и мировым полицейским, государством, которое имеет не только амбиции, но и возможность единолично определять судьбы мира по самым разным вопросам. Наглядным выражением этой амбиции является известная концепция Pax Americana, мира по-американски.

Важно отметить, что подобные претензии вполне официально озвучиваются руководящими документами в сфере национальной безопасности, которыми руководствуются любая американская администрация. Поэтому нынешний конфликт не является самодеятельностью администрации Дональда Трампа. На его мест тоже самое делал и будет делать любой американский президент. Может обсуждаться и видоизменяться только форма, то есть тактика, но не стратегия "сдерживания" КНР.

Так что разделять политику, экономику и национальную безопасность при обсуждении данной ситуации бессмысленно. "Война это продолжение политики другими средствами". Торговая война – лишь один из аспектов борьбы США за сохранения мирового господства.

Администрация Трампа решает несколько отдельных задач.

Во-первых, это восстановление индустриального суверенитета США. На сегодняшний день США столкнулись с тем, что очень многие критически важные компоненты и технологии вообще не производятся резидентами США. Это означает неприемлемо высокий уровень зависимости от иностранных производителей, в том числе резидентов недружественных государств.

Среди прочего администрация Трампа сформулировала задачу стимулировать появление собственного, американского производителя оборудования для сетей телекоммуникаций. Напомнию, что на сегодняшний день существует всего лишь 4 глобальных компаний на этом рынке, из них 2 - это Huawei и ZTE китайские компании, а Ericsson и Nokia Siemens Network это компании из Европы.

Во-вторых, администрация США планомерно решает задачу обеспечения полного контроля над национальной инфраструктурой, в том числе цифровой. В случае обострения конфликта с Китаем, включая его переход в горячую фазу, американцы считают возможным использование кибернетического оружия, включая целенаправленное злонамеренное повреждение национальной инфраструктуры, критически важных производств и тому подобного. Чтобы избежать такого сценария, администрация США ставит вопрос о полном и безоговорочном удалении оборудования китайских производителей из сетей телекоммуникаций на территории США

В-третьих, администрация Трампа решает задачу выравнивания торгового дисбаланса. Китайцы должны как можно меньше продавать, а сами американцы - покупать китайских товаров. То есть речь идёт о о классическом протекционизме.

Говоря о проблемах в сфере национальной безопасности, необходимо разделять два аспекта, две отдельные проблемы.

Первое - это проблема промышленного и военного шпионажа со стороны КНР. Второе - это проблема использования уязвимостей, специально созданных и спрятанных в телекоммуникационном оборудовании и программном обеспечении, для задач военного и промышленного шпионажа в пользу Китая.

В первом случае имеет место обширная история в том числе весьма масштабных и успешных акций, вроде хищения документации на новейшие американские истребители. А вот по второму вопросу на сегодняшний день нет ни одного доказанного, твёрдо установленного факта. Неоднократные публикации в американской печати со ссылкой на утечки данных из разведывательного сообщества были разоблачены как фальшивки.

Можно вспомнить скандал, который разразился осенью прошлого года, когда агентство Bloomberg обнародовало информацию об инфицировании системных плат компании Supermicro шпионскими чипами, установленными китайскими спецслужбами.

Несмотря на весьма громкие публичные призывы ведущих американских технологических компаний от Apple до Google предъявить доказательства, агентство Bloomberg отказалась это сделать. Дело закончилось его бойкотом со стороны американской индустрии.

Последствия этого конфликта для глобальной экономики в целом будут неблагоприятными.

Непримиримые противоречия между США и Китаем ведут к фрагментации глобальных рынков. Они разрушают модель глобализации. В частности, неизбежной становится фрагментация глобальных технологического рынка, цифровой экономики, цифрового пространства.

Это будет стимулировать появление новых игроков, в частности, европейской хай-тек индустрии, которые должны буду сыграть роль альтернативы.

Говоря о перспективах для Украины как государства, необходимо принять как данность: по мере развития конфликта со стороны США всё чаще будет звучать риторика «холодной войны». В логике политической элиты США, государства-сателлиты и союзники должны безоговорочно поддерживать США

Не только американские и китайские, но все без исключения экономические агенты, правительства, субъекты экономической, политической и прочей жизни будут вынуждены определяться к какому из лагерей примкнуть.

Риторика «чрезвычайного положения» и «холодной войны» должна быть хорошо знакома тем, кто застал времена бывшего СССР. Сам Трамп подвергается острой критике внутри страны за любовь к чрезвычайщине.

Неизбежен вопрос о самоопределении Украины: то ли мы целиком зависимое от США государство, то ли в соответствии с Конституцией ориентируемся на позицию Евросоюза. Дело в том, что ЕС отказывается поддерживать американские санкции и сам способ мышления США.

В этой связи показательна динамика публичной позиции и риторики Китая.
Интервью посла КНР в Украине живо напомнило мне незабываемый слог дацзыбао, Женьминь Жибао и, шире, внутрикитайской жизни времён маоизма. Я был ребёнок любознательный и читал всё подряд, начиная с газеты "Правда". Особенно мне нравилось читать про китайских "ревизионистов", уж очень своеобразным был их язык.

Теперь, похоже, риторика и лексика времён Мао возвращаются. Что, впрочем, и неизбежно, и предсказуемо.

Сам г-н Вэй, к слову, красавец-мужчина. Совершенномудрый муж на своём месте.
Tags: война, мобильная связь, рыночная среда, стратегии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment