Химич Роман (totaltelecom) wrote,
Химич Роман
totaltelecom

Categories:

Агрегирование контента: старые песни на старый лад. Часть 2

Первая часть здесь

Ответом на это обращение стало письмо за подписью Франке и предложение провести консультации.

В ходе консультаций ответственные сотрудники UMC настойчиво призывали отказаться от продолжения переговоров, уверяя, что это не имеет перспективы, что компания никогда не признается что неправа и т.п. Тем не менее, вместо категоричного "нет" они передавали фишку всё выше и выше, пока не вопросом не занялся Адам Вояцкий, на то время зам. Генерального по маркетингу. Он предложил не затягивая подготовить конкретные предложения.


Таковые предложения были подготовлены  и от лица инициативной группы  переданы на рассмотрение компании.  Данный документ заслуживает внимательного изучения, включая тексты, на которые он ссылается. Приведенная в нем система аргументации может быть использована в аналогичных конфликтах.

Кому:  г-ну Адаму Вояцкому

            Директору по Маркетингу и продажам

            УМС

От:      Инициативной группы
Представителей рынка контент провайдеров Украины

Дата:   30.03.2005

Касается:        Замечания и предложения по проекту Договора между УМС и контент-провайдерами  в рамках "Новой контент-стратегии УМС"

Уважаемый господин Вояцкий,

Настоящее письмо содержит расширенные замечания  и предложения по проекту Договора между УМС и контент-провайдерами, который был предложен в рамках т.н. "Новой контент-стратегии УМС". Данные предложения отражают позицию нижеподписавшихся участников рынка мобильного контента, которые ранее обратились к руководству УМС с просьбой  приостановить введение в действие указанной Стратегии по причине наличия в ней значительного количества спорных и сомнительных моментов.

Мы вынуждены заявить, что внимательный анализ предложенной на обсуждение Стратегии и проекта Договора дает основания говорить о непонимании их разработчиками основополагающих принципов организации и функционирования рынка мобильного контента. Именно с этим мы связываем возникновение прискорбной и дискомфортной для всех нас ситуации. Ситуации, которая уже была ошибочно истолкована в прессе как "конфликт" между УМС и участниками рынка мобильного контента.

В связи с этим мы обращаемся к Вам с просьбой выступить в роли арбитра в процессе согласования позиций сторон, в качестве которых выступают нижеподписавшиеся компании с одной стороны и непосредственные разработчики обсуждаемых документов с другой.

Мы настаиваем на прекращении действия Дополнительных соглашений о расторжении договоров между УМС и нашими компаниями  с 31го марта. 

Мы предлагаем приостановить процедуру введение в действие нового договора на разумный срок, чтобы иметь возможность выработать и согласовать устраивающие всех условия дальнейшей работы.

Учитывая ограниченный запас времени, мы обращаемся к Вам с просьбой до конца недели провести рабочие консультации с представителями Вашей  компании.

Уважаемый господин Вояцкий,

Мы, нижеподписавшиеся участники рынка мобильного контента заявляем о своем намерении разрешить накопившиеся проблемы в духе партнерства и соблюдения законных интересов друг друга. Мы не заинтересованы в превращении рабочей дискуссии в публичный конфликт или конфронтацию. Мы уверены в возможности достижения взаимоприемлемого компромисса.

С искренним уважением и надеждой на взаимопонимание,

Подписи представителей 12-ти компаний.

Приложение:            Замечания и предложения участников рынка мобильного контента к проекту Договора между УМС и контент-провайдерами, (всего 5 листов)

Замечания и предложения участников рынка мобильного контента к проекту Договора между УМС и контент-провайдерами

Настоящие комментарии и предложения относятся к тексту проекта Договора (далее – Договора) и описанию "Процедуры по работе с контент-провайдерами UMC" (далее – Процедуры ) в редакции, приведенной в Приложении к настоящему Письму.  

Раздел №1 Предмет Договора и основания отношений между Оператором и Контент-провайдерами

ЗАМЕЧАНИЕ №1 Предложенный УМС Договор абсолютно неадекватно отражает существо хозяйственных операций, которые осуществляют участники рынка контент-услуг. Соответственно, обсуждаемый Договор не может их эффективно регулировать. Разработчики Договора исходят из ложной посылки о том, что Контент-провайдеры передают свой Контент Оператору, который и предоставляет Контент конечным Пользователям. Такая трактовка сути хозяйственных операций неверна ни по форме, ни по содержанию. В действительности имеет место заказ Пользователями развлекательных, информационных и прочих услуг и предоставление их непосредственно Контент-провайдерами. Роль Оператора сводится к обеспечению а) взаимодействия и б) взаиморасчетов между Пользователями и Контент-Провайдерами. Фактически, именно Оператор предоставляет услуги Контент-Провайдерам, а не наоборот, как утверждается в Договоре (ст. 2.1). Более того, такая трактовка напрямую противоречит базовым положениям Процедуры, которая, теоретически, имеет по отношению к Договору приоритет. В частности, п. 4.2 Процедуры прямо говорит про "Контент-услуги под брендами контент-провайдеров – контент-услуги, которые предоставляются контент-провайдерами UMC для абонентов UMC (курсив наш – авт.) с помощью технических ресурсов сети UMC под брендами контент-провайдеров или третьих сторон. Техническая, маркетинговая и пользовательская поддержка (Customer Care) для таких услуг в полной мере обеспечивается контент-провайдерами ".

Предлагаемая Договором трактовка приводит к целому ряду коллизий. Во-первых, возникает противоречие между формулировками пунктов 2.1, 2.2 и 2.3 с одной стороны и дефинициями "Контент-провайдера" и "Контента" в разделе 1 Договора. Если согласиться, что Контент-Провайдер предоставляет Контент Оператору (ст. 2.1), тогда для чего ему, Контент-Провайдеру, короткие номера? Почему именно он должен их оплачивать (ст. 2.3, 4.12)? Контент-провайдер вовсе не нуждается в коротких номерах чтобы доставлять Контент Оператору. Для этого используются совершенно другие технические средства и протоколы. Кстати, достаточно примитивные в случае компании УМС.

ЗАМЕЧАНИЕ №2 Остается неясным содержание "Услуг Оператора", порядок оплаты которых тщательно выписан в п. 4.12 - 4.18 Определение этих "услуг" отсутствует в Разделе 1 "Определения" Договора. О них ничего не сказано в Разделе 2 "Предмет договора"

ЗАМЕЧАНИЕ №3 Определения "Контента" и "Контент-услуг", "Требования к рекламным и информационным материалам" (Приложение к Договору) оставляют неясным, кто же именно отвечает за Контент перед Пользователями. С одной стороны, Оператор утверждает, что именно он предоставляет Контент-услуги  конечным пользователям. С другой стороны, отказывается от какой либо ответственности за Контент-услуги, перекладывая все на Контент-провайдеров. Кроме того, рекламные материалы Контент-услуг содержат упоминание именно о Контент-провайдерах как стороне, предоставляющей контент-услуги, и никогда – об Операторе.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №1 Для корректного и логичного разрешения описанных коллизий необходимо привести предмет Договора в  соответствие с реалиями.  Необходимо в явной и недвусмысленной форме зафиксировать, что нет никаких "контент-услуг" от Провайдера в пользу Оператора. Наоборот, именно Оператор предоставляет услуги доступа к своей сети и биллингу в пользу Контент-провайдера. А Контент-Провайдер предоставляет услуги непосредственно Пользователям. Также и определение Контента должно содержать явное указание на то, что предоставляет его Контент-провайдер, а не Оператор. В таком варианте Договора Контент-провайдер оплачивает услуги Оператора, а Оператор не участвует в доходах Контент-провайдера.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №2 Оператор может не ограничивать свое участие в процессе предоставления Контента Пользователям исключительно услугами транспорта и взаиморасчетов. В частности, Оператор может нести часть расходов на рекламу и техническую поддержку Контента. В таком варианте  Оператор вправе претендовать на разделение доходов с Контент-провйдерами. предоставлени

Раздел №2 Размер и порядок расчета стоимости услуг Оператора

ЗАМЕЧАНИЕ №4 Описанная в пп. 4.3, 4.4., 4.5 схема расчета "стоимости услуг Контент-провайдера" основана на данных, которые Оператор объявляет своей коммерческой тайной и отказывается раскрывать.  В предложенной схеме их стоимость зависит не только от абсолютных показателей, достигнутых  отдельно взятым Контент-провайдром, но и от показателей других участников рынка. Фактически, имеет место задача с несколькими неизвестными. Фундаментальный для любого системного бизнеса вопрос - определение себестоимости своих услуг, - превращается в нетривиальную задачу. Никакие изменения условия взаимодействия участников соглашения неприемлемы, если отсутствует возможность их независимого аудита.

ЗАМЕЧАНИЕ №5 Привлекает внимание чрезвычайный разброс значений стоимости услуг Оператора в части выделения и обслуживания коротких номеров. Стоимость выделения и обслуживания коротких номеров может различаться в 8-10 раз. В соответствии с современной практикой регулирования рынка телекоммуникций в развитых странах (ЕС, США, Японии) стоимость присоединения к сетям операторов связи, которые занимают доминирующее положение на рынке, должна покрывать только расходы присоединяющего оператора по присоединению с минимальной рентабельностью. В ситуации, когда максимальная стоимость выделения короткого номера одного оператора - 2500 у.е., - в несколько раз превышает таковую у основного конкурента, имеет места избыточное и чрезмерное установление стоимости.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №3 Установить единую постоянную стоимость выделения и обслуживания коротких номеров доступа.  При расчете стоимости необходимо исходить из себестоимости и разумной рентабельности.  Стоимость выделения и обслуживания Коротких номеров должна пересматриваться не чаще одного раза в год.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №4  В случае участия Оператора в доходах от предоставления Контента изменение показателя "База" (п.4.4 ) должно производиться раз в 6 месяцев. 

 

ЗАМЕЧАНИЕ №6 Остается неясным объем и содержание термина "Стандартная плата за соединение и MMS" и причины, по которым Оператор находит возможным занижать на их величину долю Контент-провайдера (пп. 4.1. и 4.3). Плата за соединение и плата за MMS, в отличие от налога в Пенсионный Фонд, остаются в распоряжении Оператора, составляют его доход и не имеют никакого особенного содержания. Нет причин, по которым плата за соединение и MMS не должны учитываться в расчетах с Контент-провайдером.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №5 Изъять из текста Договора термины "Стандартная плата за соединение" и "плата за MMS". 

 

Раздел №3 Доступ к услугам Оператора

ЗАМЕЧАНИЕ №7   Контент-Провйдер не может предоставить свои услуги тем Пользователям мобильной связи, которые являются абонентами Оператора, иначе как с помощью его, Оператора, сети. Соответственно, Оператор в принципе не имеет права дискриминировать Контент-провайдеров по произвольным признакам.  Оператор обязан предоставлять доступ Контент-провайдеров к Пользователям посредством его сети на условиях равенства, открытости и прозрачности. 

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №6 В случае, если  предметом Договора является предоставление  Оператором услуг доступа к его ресурсам, для приведения Договора в соответствие с требованиями Антимонопольного законодательства Украины изъять пп. 9.3 и 9.4.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №7  В случае участия Оператора в доходах от предоставления Контента зафиксировать минимальный объем Контент-услуг, которые Контент-провайер предоставляет Пользователям во избежание непроизводительного отвлечения ресурсов Оператора. Этот объем не должен существенно отличаться от такового у другого крупнейшего оператора. В настоящее время составляет 500 транзакции или 300 гривен.

 

Раздел №4 Ответственность сторон

ЗАМЕЧАНИЕ №8 Приложение "Уровень качества предоставления услуг" не регламентирует ответственность Оператора за технические проблемы, которые находятся в зоне компетенции Оператора. 

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №8 Дополнить Приложение "Уровень качества предоставления услуг" положениями, которые регламентирует ответственность Оператора за технические проблемы, которые находятся в зоне компетенции Оператора. Объем ответственности Оператора должен быть подобен таковому для Контент-провайдера.

ЗАМЕЧАНИЕ №9  Статья 4.18. Прекращение обслуживания Коротких номеров контент провайдера, по предупреждению за 3 дня. Срок предупреждения считаем недостаточным.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ №9 В случае прекращения обслуживания Коротких номеров Оператор предупреждает Контент-провайдера об этом не менее чем за 10 рабочих дней.

ЗАМЕЧАНИЕ №10 Статья 5.8. Штраф за нарушение размещения рекламных матералов должен быть ограничен масимальной суммой и должно быть определено за какой материал устанавливается штраф: макет, а не каждое размещение.

 

В ходе последовавшего раунда представители контент-провайдеров предупредили руководство оператора о свой готовности использовать все доступные им формы защиты своих прав, включая предание спора огласке и подачи заявлений в АМКУ. В конце концов, в конце апреля, UMC как бы в частном порядке сообщила каждому из участников инициативной группы о готовности отложить введение новых правил работы минимум на полгода. На этот период были сохранены старые расценки за выделение и обслуживание коротких номеров. 

Из всей этой истории  её участники вынесли как минимум два вывода:

1. Даже крупнейшие компании зачастую на имеют полноценного аналитического обеспечения своей деятельности и допускают грубейшие просчеты, которые бывает трудно исправить в силу инерции.

2. Несмотря на значительные расходы на т.н. "связи с общественностью", гранды неуверенно и некомфортно чувствуют себя в публичной дискуссии и стараются по возможности её избежать. Для эффектного и эффективного отстаивания своих прав не нужны дорогие адвокаты и проч. Достаточно адекватного анализа ситуации и правильного планирования PR-мероприятий.

Результатом конфликта стала значительная, в полгода, отсрочка внедрения новой схемы. Собственно, выиграв время, провайдеры посчитали что и этого более чем достаточно и не предпринимали дальнейших шагов в части защиты своих интересов. В любом случае, даже этот частичный и временный успех способствовал осознанию участниками рынка взаимосвязи явлений на рынке. 

Стоит особо отметить, что с точки зрения принципов защиты  экономической конкуренции и современной практики регулирования рынка телекоммуникаций, данная ситуация является тривиальной. То, что операторы сетей подают как систему "упорядочения" и "оптимизации", имеет все признаки дискриминирующих ограничений в вопросе доступа к своим сетям. Источником таких ограничений является их, операторов, рыночная власть над участниками рынка, которые нуждаются в доступе к техническим ресурсам операторских сетей. В качестве иллюстрации проблемы можно порекомендовать изучить историю взаимоотношений Ростелекома, межрегиональных операторов и региональных операторов фиксированной связи в части присоединения сетей и пропуска межзонового трафика последних.

Эта же рыночная власть обеспечивает существование практики т.н. Revenue Share, которая является фундаментом существующей модели рынка контент-услуг. По сути, Revenue Share в нынешнем виде является монопольной рентой, которую операторы сетей получают благодаря отсутствию эффективного государственного регулирования. Операторы де-факто выполняют роль регуляторов рынка контент-услуг. Регуляторов пристрастных и пребывающих в состоянии конфликта интересов с участниками рынка. Со всеми вытекающими из этого  следствиями.

На сегодняшний день эксперты Netton CG пришли к выводу о невозможности дальнейшего устойчивого развития рынка дополнительных услуг в сетях мобильной связи без демонтажа сложившейся на нем системы взаимоотношений между участниками.

С другой стороны, изменения на рынка  телекоммуникаций, свидетелями которых все мы являемся, не оставляют шансов на сохранение статус-кво.



 

Tags: УМС, контент, экспертная деятельность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments